Ru

Искусство устраивать сцены ЧТО СМОТРЕТЬ НА «ТЕРРИТОРИИ»: 6 ГЛАВНЫХ СПЕКТАКЛЕЙ

Искусство устраивать сцены

ЧТО СМОТРЕТЬ НА «ТЕРРИТОРИИ»: 6 ГЛАВНЫХ СПЕКТАКЛЕЙ


В Москве открылся XII международный театральный фестиваль-школа «Территория». Ключевые события форума, собравшего в Москве главных героев российской и зарубежной экспериментальной сцены, — в путеводителе COLTA.RU.
Bigmat_detailed_picture

«Фаза. Четыре движения на музыку Стива Райха»
14—15 октября, Театр наций

«Золотую маску» за лучший иностранный спектакль, показанный в сезоне-2017/2018, вручат только через полтора года, но имя будущего лауреата нетрудно предсказать уже сегодня. Гранд-дама европейской танцевальной сцены Анна Тереза Де Кеерсмакер приезжает в Россию впервые, к тому же — с едва ли не главным своим опусом: эту икону contemporary dance несколько поколений поклонников до дыр засматривало сначала на VHS, потом на DVD, а в последнее время — на YouTube. «Фазу» на музыку Стива Райха Кеерсмакер сочинила, страшно сказать, в 1982-м: часовой дуэт стал второй постановкой в портфолио 22-летнего хореографа, собственную компанию Rosas она соберет только годом позже. Через тридцать пять лет после мировой премьеры Кеерсмакер сама выйдет на сцену — чтобы вместе с Тале Долвеном станцевать спектакль, сделавший ей имя и объездивший c тех пор весь мир. «Фазу» интересно будет посмотреть встык с новой постановкой другого выходца из Бельгии — Яна Фабра: для того чтобы столичная публика могла в полной мере оценить могущество одной из самых важных театральных держав Европы, в программе «Территории» не хватает только Алана Плателя.Bigmat_detailed_picture

«Живые пространства»
14—15 октября, маршрут автобуса Б (кольцевая); 21—22 октября, маршрут автобуса М1

Ежегодный спецпроект «Территории», отвечающий за экспансию театра в нетеатральные пространства, в этом году курирует Дмитрий Волкострелов. Главный в России адепт нонспектакулярной драмы давно носился с идеей спектакля, который разыгрывался бы в салоне автобуса или трамвая: театр, говорит Волкострелов, занят сегодня созданием вымышленного пространства и своего особенного театрального времени, а общественный транспорт работает с настоящим пространством и подлинным временем — то есть с ключевыми категориями искусства и жизни. «Живые пространства» — 2017 отданы на откуп протагонисту прошлого театрального сезона Всеволоду Лисовскому и одному из самых интересных режиссеров «новодрамовского» движения Александру Вартанову, в последние годы, увы, предпочитающему работать в основном в кино. Маршрут «Червя» Лисовского — от Ленинского проспекта до Волоколамского шоссе, Вартанов в «La fin du cercle» предлагает провести метафорические параллели между развитием страны и драматургией движения автобуса Б.

Bigmat_detailed_picture

«Я сижу в комнате»
16—17 октября, Новое пространство Театра наций

Столичная премьера недавнего спектакля «театра post» воспринимается своеобразной постлюдией к только что завершившемуся в Москве (и наделавшему много шума) фестивалю музыки Элвина Люсье — но Дмитрий Волкострелов начал заниматься изучением наследия классика американского авангарда задолго до того, как это стало у нас мейнстримом: после дилогии по «Лекциям» Джона Кейджа вполне логично было поставить ключевое сочинение его любимого ученика и духовного наследника. «I am sitting in a room» вышло у Волкострелова элегией о мучительном одиночестве звука — и в конце концов о непрочности бытия, о скоротечности и хрупкости всего живого. Любопытно, как спектакль будет смотреться на фоне московского бума иммерсивного — то есть предполагающего активное вовлечение публики в действие — театра: зритель в «Я сижу в комнате» становится не просто участником, но фактически соавтором спектакля.

Bigmat_detailed_picture

«Бельгийские правила / Бельгия правит»
17—18 октября, Театр наций

Мужеством арт-дирекции «Территории», решившейся на беспрецедентно смелый по нынешним временам кураторский жест, остается только восхищаться: в последний раз полнометражные спектакли Яна Фабра привозили в Москву еще в конце нулевых — в совсем, как принято говорить, другую эпоху. И пускай столичная публика не увидит ставшей культовой «Горы Олимп» — зато на «Территории» покажут совсем новую, с пылу с жару, минувшим летом впервые показанную на венском фестивале ImpulsTanz постановку подопечных Фабра из театральной компании Troubleyn. Возможно, «Бельгийские правила» даже больше подходят нынешнему социокультурному моменту: Фабр поставил спектакль про духовные скрепы, традиционные ценности и поиск национальной идентичности — не изменяя, разумеется, фирменной раблезианской эстетике «Оргии толерантности» и «Власти театрального безумия».

Bigmat_detailed_picture

«Война и мир»
20—21 октября, Центр им. Мейерхольда

Хронологически последняя работа театральной группы Gob Squad поставлена, как можно догадаться по названию, по эпопее Льва Толстого — хотя с гораздо большей охотой британско-немецкая компания инсценирует на театральных подмостках интернет-мемы и препарирует популярные ролики с YouTube. Gob Squad последовательно занимается исследованием поп-культуры во всех ее проявлениях — и если уж чем любимцев экс-интенданта Volksbühne Франка Касторфа и заинтересовал большой русский роман, то наверняка своими отражениями в масскульте. Мировую премьеру «Войны и мира» сыграли весной в мюнхенском Kammerspiele и с тех пор успели показать на дюжине статусных европейских форумов — на «Территорию» едет один из хитов нынешнего фестивального сезона.

Bigmat_detailed_picture

«Наследие. Комнаты без людей»
17—22 октября, Винзавод (Цех белого)

Благодаря активности Федора Елютина в столице что ни сезон, то премьера от Rimini Protokoll: сначала — «Remote Moscow», потом — «Cargo Moscow». Впрочем, этой осенью охочий до театрального артхауса импресарио решил сделать паузу, а новый проект легендарной немецкой компании в Москву привозит «Территория», когда-то на пару с фестивалем NET первой познакомившая Россию с лидерами мировой документальной сцены. «Наследие» — масштабный проект, созданный на базе швейцарского театра Vidy-Lausanne, постоянной резиденции режиссеров уровня Ромео Кастеллуччи и Хайнера Гёббельса, и основанный, как почти всегда у Rimini Protokoll, на интервью с реальными людьми. Дипломат, художник, ученый, одинокая пенсионерка: двери восьми комнат хранят истории восьми героев, готовящихся встретить смерть, — их голоса мы слышим в наушниках, их лица мы видим на экранах, но все самое главное за них в «Наследии» рассказывают вещи, которые переживут своих хозяев.


14 October 2017

Source:

Colta. ru