Ru

Martyr

About performance

18+

Пытаясь разобраться в отношениях современного общества с религиозным экстремизмом, Кирилл Серебренников выбрал пьесу Мариуса фон Майенбурга, которую еще ни разу не ставили в России. В «(М)ученике» моделью социума становится школа – режиссер заменил немецкое учреждение российским, а западные реалии – отечественными. В этом спектакле, как и в прошлогодней театральной адаптации «Идиотов» Ларса фон Триера, Серебренников отказывается от изобретательных приемов и сложного режиссерского языка. Вопросы, вставшие в последнее время перед обществом, потребовали простой, лаконичной формы и предельно конкретного анализа.

Театр открытого действия, который исповедует Серебренников, не терпит нюансов и двусмысленностей: его сила – как в фильмах Балабанова – в правде. Эта правда не колет глаза – она их выкалывает, для изгнания бесов Серебренников пользуется не блюдечком с чесноком, а осиновыми кольями и вгоняет их в намеченные мишени со всего маху, как кузнец раскаленным молотом. Мариус фон Майенбург – из той же породы, только немецкой, он многолетний соратник Томаса Остермайера, с недавних пор сам стал режиссером, поставил в «Шаубюне» и своего «(М)ученика».
Ксения Ларина, The New Times

Еще лет 10 назад на вопрос журналиста: «Книги, которые на вас повлияли, изменили вас?» принято было отвечать: «Библия», и многочисленные певцы, артисты и политики так и отвечали; этот ответ поражал своей универсальностью и одновременно ставил в тупик. Ну действительно, о чем еще спрашивать, если человек берет высшую планку?.. Однако за этим универсальным ответом, как ты понимаешь сегодня, скрывались будущие контуры консерватизма: это означало на самом деле, что для говорящего существует только одна истина и он не допускает наличия других. Майенбург, а следом за ним и Серебренников делают эту ситуацию буквальной – Южин действительно каждое второе свое предложение начинает со слов: «В Библии сказано...» – и выглядит это не столько комично или пугающе, сколько неестественно.
Андрей Архангельский, Ъ-Огонек

Partners

Team

  • Director — 453

More

The first Russian production of a play by German playwright Marius von Mayenburg. The main character, schoolboy Veniamin, thinks he knows everything about moral standards — how to follow it, how to protect it, what’s good and what’s bad. His behavior is becoming a serious challenge for everyone. Where’s the border between morality and intolerance, freedom and permissiveness, religion and manipulation, sermon and terrorism? <br /> <br /> The play of Marius von Mayenburg about a boy who’s become a serious extremist after reading a Bible is very relevant for today’s Russia where social standards are becoming tougher and tolerance is questionable. In Kirill Serebrennikov's version the action of the play takes place in average Russian school and the text is adapted for our country’s realias. It’s psychological theatre with perfect cast. <br /> <br /> <i> Martyr</i> is a genuine and hard talk with audience about the most burning issues, a try to reflect on the most up-to-date social processes.

Video